Кровавый «Черный январь»…

print

Кровавый январь

Теперь эту историю знают многие. Однако в ночь с 19-го на 20 января 1990 года жители столицы Азербайджана, находившиеся на улице, не знали, что для них подготовили горбачевы, язовы, бакатины… Ведь все они являлись «равноправными гражданами родного СССР», а Михаил Горбачев был руководителем этой страны. Оказывается, в реальности все было не так. И граждане это узнают немного позже – после кровавой бойни, устроенной «родной» советской армией против невооруженных людей. Среди них были азербайджанцы, русские, евреи. По этническому составу погибшие реально представляли так называемый советский народ. И именно в ту ночь от советской реальности остались только растерзанные, неживые тела советских людей. То были похороны иллюзий, расстрел мифов, конец веры граждан Азербайджана в СССР.

Да, в мире по-разному реагировали на то событие. Некоторые российские деятели культуры, ученые, общественные организации резко осудили действия руководства СССР, политические лидеры разных стран давали различные оценки (например, тогдашний президент США Джордж Буш – старший оправдал карательную операцию Кремля). Но факт остается фактом: погибло более сотни людей, многие пропали без вести, в Баку вошли танки и ввели комендантский час.

Нам очень трудно вспоминать, говорить или же писать о черном кровавом январе 1990 года. Но ради справедливости, гуманизма и предотвращения повторения подобных событий в какой-либо стране мира мы должны проанализировать, дать оценку и показать истинную суть этого события. Я остановлюсь только на некоторых, с моей точки зрения, важных моментах кровавого января.

Это событие наглядно доказало, что тогдашнее руководство СССР в своей внутренней политике руководствовалось двойными стандартами по отношению к советским республикам. Говоря конкретнее, команда Горбачева покровительствовала армянам. Дело в том, что именно армянские сепаратисты и террористы начиная с 1988 года депортировали, оскорбляли, терроризировали и убивали азербайджанцев как в самой Армении, так и в Нагорном Карабахе. Это вызвало протестное настроение азербайджанцев по отношению к Армении и бездарному руководству тогдашнего СССР.

В итоге в конце 1989-го – начале 1990 года граждане Азербайджана для своего протестного волеизъявления собирались на центральной площади Баку. Увы, в 1990 году, когда азербайджанский народ вышел на площадь изъявить свою волю, бездарное советское руководство, вместо того чтобы услышать своих граждан, проживающих в Азербайджанской ССР, и угомонить армянский сепаратизм, решило наказать Азербайджанскую ССР за демонстрацию протеста. Цель была очевидна – сломать волю азербайджанского народа. Для реализации этой цели в Баку был отправлен контингент своих советских войск, которому было поручено жесточайшим образом подавить мирный протест. Азербайджанцев хотели напугать, потопив в крови саму мысль о протесте. Однако руководство СССР просчиталось. Устроив кровавую бойню, оно лишь сплотило азербайджанский народ в его стремлении к свободе.

Руководство СССР стало восприниматься в республике как вражеское, а советская армия – как оккупационная, антинародная, жестокая. Это было большое политическое, моральное и идеологическое поражение советского правительства на своей же, на тот момент, территории.

Если говорить о реакции международного сообщества в 1990 году на это событие, то можно констатировать, что имела место неоднозначная, половинчатая оценка произошедшего. Лидеры некоторых ведущих стран мира оценили эти кровавые события как «внутреннее дело СССР». Почему-то здесь не видели нарушения прав человека, подавления стремления и воли народа. Ведь, по сути, эта вероломная, кровавая акция являлась грубейшим нарушением Конституции СССР, а также Конституции Азербайджанской ССР и, самое главное, это было нарушением международного гуманитарного права.

Увы, мировое сообщество, с которым так принято связывать большие надежды в Азербайджане, по большому счету, закрыло глаза на это жесточайшее преступление бывшего руководства СССР. Более того, на Западе вовсю зазвучали голоса определенных кругов о «праве на самоопределение» армянской части населения, проживавшей на исконно исторических землях Азербайджана – в Нагорном Карабахе.

Азербайджанский народ с достоинством пережил эту трагедию. Государство увековечило священную память тех, кто отдал свои жизни за независимость и целостность Азербайджана.

Вот таким образом несправедливая оценка кровавого января подогревала сепаратистские настроения среди ультранационалистических представителей армянского населения и способствовала усилению конфликта в Нагорном Карабахе. Таковы они, страницы новейшей истории, забывать о которой нельзя. Вот и для оценки причин и последствий кровавого января актуальным является вопрос о его месте в памяти нашего народа. Здесь «место памяти» используется в смысле трактовки этого выражения со стороны французского историографа Пьера Нора.

Для нас кровавый январь – день скорби, трагедии или славная страница движения сопротивления азербайджанцев? А может быть, и то и другое? Я думаю, что ученые должны найти научный ответ на данный вопрос.

К слову, отметим, что точная политическая оценка была дана тогдашним президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым и парламентом республики. Но содержание понятия «20 января» как элемент или «место памяти» для современного Азербайджана еще глубоко не раскрыто.

Время показало, что азербайджанский народ с достоинством пережил эту трагедию. Государство увековечило священную память тех, кто отдал свои жизни за независимость и целостность Азербайджана. Высокие гости из разных стран, посещающие нашу страну, в первую очередь посещают Аллею шехидов.

Азербайджанцы не желают, чтобы подобное случилось с другими народами. Поэтому международное сообщество должно более чувствительно и объективно относиться к тому, что произошло в Азербайджане 19–20 января 1990 года. 

Азер Худиев